Куда девается снег?

  • 04 февраля 11:06
  • 732
     5:20 утра. На месте следует быть в 5:30. Отклонение от графика недопустимо, иначе город захлебнется...
    Вниз по лестнице со стороны парковки массивная железная дверь подвального помещения, буфет, обеденные столы, рабочий стол мастера и шкаф для бумаг. Гуля Кадырбаевна, мастер снегоуборочной бригады, обзванивает работников, водителей снегоуборочных машин, камазов. 

- Почти всем чужд наш тяжелый труд, поэтому я не могу разрешить вам, так как отвечать за вашу безопасность не собираюсь. У нас при уборке используются колющие, режущие предметы, ездят снегоуборочная техника и камазы вдоль дорог. Краткого инструктажа недостаточно, этому люди специально обучаются.
- Я напишу вам расписку, что за свою безопасность отвечаю сама.
   
     Первое впечатление дало мне почувствовать насколько ответственна эта работа. Теперь я точно не отступлю. Что скрывать, стало еще любопытней.

- Ладно, хорошо, кто еще с вами?

    Мастер предложила мне посидеть и дождаться напарника. Рассматриваю штаб участка. Глаза остановились на стенде с правилами по технике безопасности и охране труда. «Наряду с механизированной уборкой улиц города применяется и ручная уборка улиц (сметание пыли, уборка габаритного мусора с погрузкой в контейнера и на автомашину для дальнейшего вывоза на свалку, очистка тротуаров и прибордюрных участков улиц ото льда и снега). Эти работы выполняются дорожными рабочими по уборке улиц», - было написано в первом пункте Инструкции по ТБ и ОТ.
   Переживания Гули Кадырбаевной стали понятны. Помимо совершеннолетнего возраста, сотруднику требуется пройти медосмотр, вводный, первичный инструктажи на рабочем месте и обучение безопасным методам и приемам выполнения работ. Моего соответствия по возрасту было недостаточно. Однако, мне нетерпелось приступить.
   Получив униформу - оранжевую жилетку и перчатки, мы с бригадиром Ырыс тате пошли на участок. «Повезло сегодня с погодой!», - подумала я. Спустились в подземный переход. Вам тоже всегда было интересно, что хранится за таинственными дверьми в подземных переходах? Ырыс тате открыла одну из них и дала мне лопату. Одной тайной стало меньше.



- А сколько лет вы здесь работаете?
- 10 лет.
- И как вам работа? Тяжело, наверное?
- Ну, работа как работа. Бывает холодно, бывает жарко. Мы уже привыкли.

    Уборка снега началась с улицы Ауэзова. «Намело же за ночь! Долго нам придется здесь убирать...», - промелькнуло у меня в голове. Бригадир показала направление и я с энтузиазмом принялась грести снег лопатой. Сначала было весело, но минут через 40 руки уже были не в силах поднять лопату. Остановиться передохнуть неловко: все работали в одном темпе без передышки, а я самая молодая в бригаде. Благо, было темно и никто не заметил, как амбициозная улыбка стерлась с моего лица.



    А Вы знали, что тротуар вдоль дорог - технический? После того, как на тротуарах не осталось снега, Ырыс тате сказала убрать вокруг скамейки с Кайнан тате. «Ты пока убери снег со скамейки». Я начала руками смахивать снег со скамьи. Оказалось, и это не так просто, ведь местами прилипший снег не отдирался руками. «Нет, не так, - засмеялась Кайнан тате и показала, - надо лопатой. Иначе ты быстро обморозишь руки».
   В процессе удалось познакомиться с Даурен ага, Айгуль тате, Кайнан тате и Алибек ага. Рано я радовалась хорошей погоде. Пальцы онемели быстро. Зима не щадила, холод пробирался глубже и Гуля Кадырбаевна предложила всем пойти в штаб и немного согреться. Наконец, появилась возможность передохнуть и побеседовать с нынешними коллегами.
   Пока шли, Алибек ага увидел мусор, поднял и выбросил в урну. Я увидев лежащую обертку жвачки, последовала его примеру.



- А где вы берете обед?
- Привозим с собой. У нас там есть микроволновка и чайник.

    Сначала показалось, что все сотрудники очень похожи друг на друга. Присмотревшись, стало понятно, что причина в погодных условиях – цвет лица становится таким загорело-обветренным.
     Даурен ага работает здесь год. Много лет назад он с семьей переехал из Китая и получил дом на лесозаводе. Раньше работал на стройке. Здесь ему неплохо, главное – работа позволяет обеспечивать семью. «Тот, кто хочет работать, возьмется за любую работу. А ее в Астане много», - считает ага.
     Айгуль тате переехала в Казахстан из Монголии, города Баян-Улгий. Там 10 лет была поваром в больнице, но в Казахстане из-за разницы в кухне и незнания русского языка не смогла устроиться по профессии. До «Астана Тазалык» работала в «Астана-Зеленстрой». Занималась посадкой цветов в летнее время. Зимой цветы не сажают, поэтому перевелась сюда. Имеет 5 детей. Взрослые отучились на гранте. «В Монголии нет вакансий по профессиям. Там можно заняться либо торговлей, либо скотом. Мы хотели, чтобы наши дети выросли на Родине, получили образование и имели возможность стать теми, кем хотят», - делится Айгуль тате. И желание ее сбылось.
     


     История Кайнан тате почти похожа на предыдущие. Она переехала с семьей из Урумчи: «Там казахи не занимаются такой работой, а работают на хороших должностях. Мой муж был главным бухгалтером. В Китае много заводов и достойное дело с достойной оплатой всегда есть. Жаль, что здесь заводов нет. Что поделать, мы больше хотели, чтобы дети знали свои корни. В этом месяце наша зарплата – 90 тысяч, а до этого было 75 тысяч. Мало для такой физической нагрузки», - сказала Кайнан тате. Не могу с ней не согласиться, ведь за 1,5 часа уже болела поясница, ныло плечо и чувствовала себя так, будто всю ночь разгружала вагоны.
     Коренной казахстанец из моих новых знакомых только Алибек ага. Он рассказал, что многие сотрудники живут за пределами Астаны. Кто-то в Коянды, некоторые даже из Киевки и Шортанды, которые находятся в 95-100 километрах от Астаны. Благо, есть специальный автобус и график для таких работников сделали гибче: если часть бригады работает с 6:00 утра до 15:00, то другая часть, приезжие, с 8:00 до 17:00. Обед у первых с 10:00 до 12:00, а у вторых, соответственно, попозже. Однако, просыпаться всем приходится одинаково - в 4 утра.



- А что, там у них нет работы? Это с Карагандинской области им приходится каждый день приезжать? 
- Нет, там же только скотом можно заниматься. А содержать скот дорого.

    Снова распустились по участкам и продолжили работу. В этот раз мастер оставила меня помогать в уборке территории бывшего Конгресс-холла. Видимо, решила, что так безопаснее.

- А чем Вы занимаетесь летом?
- Подметаем дворы, убираем мусор. В нашу зону входит набережная, здесь летом особенно многолюдно. Если кто-то прольет что-то на тротуар, моем щеткой и мыльной водой, - говорит бригадир Ырыс тате.

     Я подумала о своей младшей сестренке, которая раньше роняла мороженое на тротуар. Конечно, она была совсем маленькой, но мне почему-то все равно стало стыдно. Может потому, что с моих рук не раз прорывало газированную колу? Поверьте, это не я неуклюжая, ее просто укачивало.
    Права была Гуля Кадырбаевна. Мы почистили парковку и труднодоступные для снегоуборочной машины места на площади. Погода стала еще холоднее. Ноги начали леденеть даже сквозь теплой одежды и бабушкиных угг. Руки перестали чувствовать, и инструмент время от времени выскальзывал. Говорить было сложно, но я старалась не показывать слабость, ведь я там всего 4 часа, а они ежедневно работают в таких условиях. Их незаметно, а они обеспечивают жизнь города, предоставляя возможность людям без труда добираться на работу по очищенным дорогам.
     Сегодня я хотела стать героем, без которого город не может жить, но около трехкилограммовая лопата измотала за считанные часы. Каждый день мы не тонем в снегу, не падаем от гололеда и легко передвигаемся по улицам. За нашим безопасным передвижением стоит слаженная работа людей в оранжевых жилетках.

- Ты бы стеснялась, если бы твои родители работали на такой работе? - спросила меня Айгуль тате, однако я не успела ей ответить.

    Теперь, определенно, нет, Айгуль тате. Я бы говорила им «Спасибо!» при каждой возможности.

Аида Сыздыкова